04.09.2022

Сила смирения

Одним из самых противоречивых в православии понятий является смирение. Даже христиане не всегда правильно понимают смысл этой добродетели. Нередко вместо истинного смирения они впадают в смирение ложное, связанное с нарочитым самоуничижением, самоуничижением напоказ, которое всегда является проявлением гордыни. Но в истинном смирении нет ничего нарочитого, это естественное состояние для человека, полностью владеющего собой и своими страстями. А в чем проявляется сила смирения

«Построим себе город и башню высотою до небес»

Строительство Вавилонской башни – отличный пример неуемного человеческого превозношения и гордыни, которая может дойти даже до соперничества с Богом. Люди решили: «… построим себе город и башню высотою до небес, и сделаем себе имя…» (Быт. 11.4). Конечно, дело было не в высоте башни и качестве постройки, а в том, что таким образом люди захотели прославиться, а это уже проявление гордыни. Не зря пророк Иеремия сказал, что «Вавилон восстал против Бога». Господь спустился посмотреть, что делают сыны человеческие и увидел, что они «не отстанут оттого, что задумали делать» (Быт. 11. 5–6). 

Итог печален: Господь наказывает их, но как! Он не разрушает башню, не убивает людей. Господь разделил человечество  на семьдесят народов и племен, каждый из которых имел собственный язык. Его наказание носит воспитательный характер, ведь Он всего-навсего остановил тех, кто дерзнул вторгнуться в удел Божий. Он остановил их на греховном пути – пути, которым пошел в раю первый человек Адам. Он захотел встать на место Бога, заменить Его собой, а что из этого вышло, мы все хорошо знаем. Да, человек должен стремиться к своему первообразу, он должен стремиться к обожению, но он должен понимать, что он лишь творение, а центром мироздания является сам Творец.

Как часто люди приписывают собственные заслуги и таланты самому себе. Кто-то говорит, что его способности передались ему от родителей, а кто-то говорит, что «сам себя сделал». Мня себя исключительным, он смотрит на всех свысока и соответствующим образом себя ведет, то есть фактически ставит себя выше Бога. Так в людях говорит гордыня, которая снова и снова требует подтверждения своей исключительности. Человек «не видит берегов», как говорят «его несет», и это вполне естественно для того, кто встал на путь греха. А еще гордого нередко сравнивают с пьяным. Он вообще не отдает себе отчета в своих действиях, «ему море по колено». 

Мир в душе

Противоположностью гордыни является смирение. Это то, чего так не доставало Адаму в раю. Он был поражен гордыней – дьяволом, а смирение – это мощное оружие борьбы со злом у него отсутствовало напрочь, иначе у него было бы, что предъявить искусителю. Но человеку еще только предстояло приобрести мир в душе – дар, который дается Богом. К сожалению, мы не рождаемся смиренными. Напротив, мы рождаемся с целым букетом страстей, которые проявляются в нас уже с рождения, но если правильно воспитывать ребенка, если внушать ему, что все, что он имеет – заслуга не его, а Бога, то он будет расти с правильными душевными установками, адекватно оценивая себя и свое место в мире – место по отношению к Богу и ближним.

Обладая каким-то талантом, такой человек будет понимать, кто его этим даром наделил и будет непрестанно благодарить за него Бога. Такой человек правдив, потому что не искажает реального состояния вещей, а воспринимает все адекватно. Гордыню и смирением можно назвать противоположностями единой системы мер. На одной чаше весов высокомерие, нетерпимость, тщеславие, но суть одна – я центр вселенной, я самый лучший и имею право на исключительность. На другой чаше весов – смирение. В богословии его называют «смиренномудрием» и «смиреннодействием». 

Это такое отношение к Богу и человеку, которое подразумевает постоянное благодарение. Человек благодарит Бога за все – за свои таланты, свои способности, за все, что он имеет и что у него есть. За то, что он жив, здоров и может благодарить. Благодарное сердце воспринимает все с миром внутри себя, в душе.

Смирение и безвольность – в чем различия?

Как уже было сказано, смирение нередко путают со слабостью, безволием. Но на самом деле лишь сильному подвластно стяжать эту добродетель, и вот почему. В светской психологии и этике есть тождественное понятие «философское спокойствие». Оно заключается в умении не поддаваться раздражению, суете, мелочности, обидчивости. Такой человек всегда контролирует свои эмоции, мысли и чувства. Он не пассивен, как может показаться на первый взгляд. Напротив, в нем происходит постоянная борьба, он постоянно делает над собой усилие.

Вот так и смиренный. Довольно непросто достичь этого состояния владения собой. Без усилия, без непрерывной работы над собой это сделать невозможно. Смирение – это «мир в душе», а мир в душе заключается в том, чтобы контролировать свои низшие чувства и эмоции – гнев, злость, ненависть, зависть, помятозлобие. По сути, все то, что происходит от гордыни и заставляет превозноситься над другими. Смиренный обладает силой, поднимающей его над этими эмоциями, позволяющая идти поверх них, сохраняя при этом равновесие и ясность ума. Иисус Христос заповедовал:

«Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…» (Мф. 5:38,39). 

Что он хотел этим сказать? Только одно – не отвечать ударом на удар, не мстить, а прощать. Легко ли это сделать? Каждый, кто хоть раз пробовал, знает, как это тяжело, так разве повернется после этого язык назвать смиренного слабым и безвольным? Его силе, его мощному оружию борьбе со злом еще нужно поучиться, нужно немало сделать, чтобы добиться такого умения. Гасить в себе эмоции, не позволяя им затуманивать разум, и при этом быть способным остановить зло, но по-другому. Сделать это не привычным способом, отвечая злом на зло, пусть даже и защищаясь.

Ведь в противном случае человек не останавливает зло, он передает его дальше. А надо действовать так, чтобы прекратить зло, принять его в себя и погасить. Чувство мести гасится смирениеммиром в душе, той силой, которая помогает уверенно сносить все удары и лишения судьбы, и при этом ближним своим страдающим содействовать, а также защищать слабых. Безвольный, мягкотелый и слабохарактерный никогда не встанет на защиту слабых. Он прикроется ложным смирением, но истинное смирение не такое. Истинным смирением обладали монахи, в частности Ослябя и Пересвет, которые встали на защиту своей Родины и пошли воевать, как простые воины, поднимая боевой дух войска Димитрия Донского.

Еще один пример подлинного смирения как способа проявления себя в борьбе со злом показал сам Иисус Христос, когда плетьми выгнал всех торговцев из храма. Он делал это без злобы в сердце, в полном равновесии и ясности ума. Поэтому термин «смирение» можно отнести и к воинам, и к бойцам, потому как это качество глубоко духовное. Но при этом оно не отменяет качеств личных, ведь все мы разные. Конечно, человек может возмущаться, роптать на судьбу в силу своего характера, но смиренный все равно примет волю Божью. Он не уходит от проблем, ведь это проявление слабости. Напротив, он встречает их с «открытым забралом», но среди множества голосов, зовущих его, он слышит лишь один – голос Бога, принимая Его волю, подчиняясь ей, соединяя со своей волей.

Как достигнуть смирения?

Первым средством к достижению смирения святые отцы называют отсечение своей воли. В Евангелие сказано: 

«Бог гордым противится, смиренным же дает благодать» (Иак. 4:6).

А вот выдержка из Библейской энциклопедии новой редакции:

«Смирение – добродетель, противоположная гордости, и одна из самых главных добродетелей в христианской жизни. Оно состоит в том, что человек не высоко думает о себе, питает в своем сердце духовное убеждение, что ничего своего не имеет, а имеет только то, что дарует Бог, и что он ничего доброго не может сделать без Божией помощи и благодати; таким образом вменяет себя за ничто и во всем прибегает к милосердию Божию».

Чтобы достичь смирения, нужно обращать внимание как на внутреннее, так и внешнее. По мнению преподобного Антония Великого, «нужно быть во всем смиренным: в осанке, в одежде, в сидении, в стоянии, в походке, в келье, и во всех принадлежностях ее». Мирянину вместо «кельи» нужно читать «дом». Конечно, можно ходить, опустив очи долу и не отвечать на оскорбления, но так за всю жизнь и не достигнуть истинного смирения. Если человек будет продолжать думать, что он что-то собой представляет, то никогда не сможет стяжать Божественную благодать.

Святые отцы часто об этом говорят и предупреждают, что вступивший на духовный путь должен помнить, что чем дальше он идет, тем тоньше и искуснее могут быть искушения. Враг рода человеческого не дремлет. Это он может подсказывать новоначальному, что его приход в храм сам по себе уже подарок Богу. Ну а если он еще и поститься, молиться начнет, то отворяй небеса – небожитель идет! Это первая стадия искушения – чувство, что я одарил Бога своим обращением к Нему. По мере познания основ религии такой человек может начать поучать других, осуждать, наставлять их, как ему кажется, на путь истинный, но в этом всем нет ни капли смирения, а только гордыня.

Высшая ее степень для человека верующего – впадение в прелесть. Такой человек прельщен собой, он находится в плену самообмана, духовной болезни, которую очень трудно обнаружить. Это состояние является следствием не греха, а чрезмерного усердия в духовных делах, поэтому чаще поражает именно монахов. Если они никем духовно не окормляются или имеют такого же заблудшего духовника, то начинают верить в свою безгрешность, способность и горы передвинуть! Они чувствуют себя святыми, а это очень опасно, ведь даже далекие от Церкви люди знают, что чем выше поднимаешься, тем тяжелее падать. Поэтому тот, кто думает, что что-то собой представляет, никогда не приобретет благодати Божией. Господь говорил:

«Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк. 9:32).

Смиренный всегда просит прощения и обвиняет себя. Так, по мнению святых отцов, он опаляет бесов и делает их бессильными. Смиренный не презирает и не осуждает других, ведь как можно осуждать кого-то, когда у тебя самого «рыльце в пушку»? По мнению святителя Игнатия (Брянчанинова), «смиренный не способен иметь злобы и ненависти: он не имеет врагов. Если кто из человеков причиняет ему обиды – он видит в этом человеке орудие правосудия или Промысла Божия. Смиренный предает себя всецело воле Божией. Смиренный живет не своею собственною жизнью, но Богом. Смиренный чужд самонадеянности, и потому он непрестанно ищет помощи Божией, непрестанно пребывает в молитве».

Непрестанная молитва – вот ключ к стяжанию смирения. Без нее невозможно получить этот дар и стяжать Царствие Небесное, ведь он дается только Богом. Без Бога невозможно сотворить ни одной добродетели, поэтому молитва рождает смирение, а смирение – молитву. Вот как пишет об этом Авва Дорофей:

«Очевидно: смиренный и благоговейный, зная, что невозможно совершить никакой добродетели без помощи и покрова Божиих, не престает неотступно молиться Богу, чтоб сотворил с ним милость. Постоянно молящийся Богу, если сподобится сделать что-либо должное, знает, при посредстве Кого это сделано им, и не может превознестись или приписать своей силе, но приписывает Богу все свои исправления, Его благодарит непрестанно и Ему молится непрестанно, трепеща, чтобы не лишиться помощи свыше, чтобы не обнаружилась таким образом его собственная немощь. Он молится от смирения». 

Смирение есть главное свойство Христа, ведь Он сам говорил: 

«…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем…» (Мф. 11:28).

А если это главное свойство Христа, то смирение лишь тогда поселится в сердце, когда в нем изобразится Христос, а это невозможно без Причащения – соединения со Христом. 

Как Господь научает нас смирению?

Святой старец Паисий Святогорец писал, что «если мы не смиримся добровольно, то нас смирят принудительно, поскольку Благой Бог нас любит». А протоиерей Андрей Ткачев говорит так:

«Исцеляется сердце молитвой, в том числе и страданием. Кто не хочет молиться, тому придется приготовиться к страданиям. Потому что Бог все равно исцелит тебя – либо через покаяния твои, либо через неизбежные скорби. От скорбей избавляются покаянием. Не хочешь скорбеть – кайся. Не хочешь каяться – приготовься к неприятностям и несчастьям».

Вся наша жизнь – от рождения и до смерти является школой смирения. Мы все зависим друг от друга и даже над самым большим начальником всегда есть начальник еще выше него. Нам постоянно приходится перед кем-то преклонять голову, получать замечания и нарекания. Мы зависим от своих близких и родных. В детстве – от родителей, а в старости – от детей. Наш день делаем не мы сами, а булочник в булочной, подчиненные, сдавшие или не сдавшие вовремя отчет, начальник, вставший не с той ноги, жена, некстати заболевшая и оставившая нас дома с детьми. 

Еще глубже свою немощь человек начинает ощущать тогда, когда начинает борьбу со своими страстями. Они есть у каждого. Кто-то любит вкусно поесть, а кто-то ни одного слова не может сказать без мата. И вот он, этот человек решает вдруг перестать сквернословить и вдруг с ужасом и удивлением обнаруживает, что у него ничего не получается. Не получается не ругаться матом, и все. Казалось бы, ну что же проще. Ведь никто не просит его покорить Эверест или нырнуть с аквалангом. Всего-то навсегда нужно контролировать свою речь, а на деле выходит, что это не так-то просто. Можно сказать вообще невозможно без помощи Божией. И вот тогда человек понимает, что он самый грешный и недостойный. Что хуже него никого нет и быть не может.

И вот тогда он по-настоящему смиряется. А если брать еще глубже, смиряет нас ощущение того, что мы совершенно чужды Богу. Мы познаем это, когда ощущаем внутреннюю сухость, черствость, равнодушие к страданиям других. В нас нет ровным счетом никакой любви, наша душа бесплодна и пуста. Да, мы можем ходить в храм на литургию каждое воскресенье, мы можем поститься, мы можем свечку за здоровье близких поставить, но стоит нам лишь на мгновение этим возгордиться, как мы уже не чувствуем Бога так, как чувствовали его, когда каялись в своих грехах, осознавая свою немощь. И если подобное состояние в нас продолжается довольно длительный период времени, то это основание для серьезного пересмотра своей жизни и поиска того, в чем мы настолько не смиренны, что Бог нам, по слову Священного Писания, противится.

Но, безусловно, самым сильным и мощным смиряющим фактором остается для нас конечность бытия. Хотим мы того, или нет, но у нашего земного пути есть конец. Если человек всю жизнь отстаивал перед Богом право жить так, как он хочет, то его ждет печальный конец и незавидная участь. Как часто человек вцепляется мертвой хваткой в какие-то свои слабости, страсти, привычки, которые ни к чему хорошему в отношении с людьми не ведут, не понимая, что будь мы поуступчевее, Господь непременно наградил бы нас чем-то совершенно иным, какой-то величайшей драгоценностью, о которой мы и помыслить не могли. 

Но нет, нам дороже собственный комфорт, из зоны которого мы так не хотим выходить, но выйти то все равно придется. Конец у всех один. И только от нас зависит, с удовольствием ли мы уйдем туда, куда нас зовет Господь, или будем упираться и держаться за то, что было нам так дорого в земной жизни. Жить с пониманием того, что мы нагими в этот мир пришли и нагими уйдем, не страшиться, не противиться, не закрываться от этой данности – значит сделать важный шаг к смирению. Осознав, что как бы мы не держались за что-то в этой жизни, нам все равно придется это отпустить, человек наконец начинает давать Богу возможность себя спасать.

Но, работая над собой, не стоит забывать, что главный труд здесь – не наш, главный труд здесь – Божий. Господь делает все, чтобы мы смирились, а наша обязанность – откликаться на призывы к смирению, которые звучат в наш адрес со стороны Бога. И понимать, что чем больше мы смиряемся, тем больше подчиняемся воли Божией и тем легче нам жить. Наша жизнь становится радостнее и светлее. А самое главное – мы не становимся слабее и бессильнее. Мы становимся сильнее, мужественнее и можем гораздо больше пользы принести тем, кто нас окружает. Помогай вам в этом Господь!


Комментарии
Как работает сервис
Как подать записку?
Благодарственный молебен
Как заказать благодарственный молебен?
ПОДПИСКА НА ПОЧТОВУЮ РАССЫЛКУ

Информационно-познавательные письма о вопросах веры, мировоззрения, актуальных проблемах современности и церковных событиях.