19.08.2022

Без терпения – нет спасения

Господь сказал: «Претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10,22). Терпением укрепляются все добродетели и ни одна из них не может без него устоять. Вроде бы такое знакомое для всех понятие, но как по-разному мы все его воспринимаем. А что же на самом деле представляет собой терпение

«Христос терпел и нам велел»

Сегодня эту поговорку вставляют в дело и не в дело, применяя как по отношению к нерадивому ученику, так и человеку склонному проявлять недовольство по каждому поводу. Но с истинным значением этого выражения знакомы не все. Считается, что речь идет о Крестных муках Христа, что, в принципе, вполне понятно, но если обратиться к Священному писанию, то можно увидеть, что Спаситель был вынужден терпеть греховное человечество как таковое. Вспомним, что он сказал, когда узнал, что апостолы не смогли исцелить бесноватого отрока: 

«О, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас?» (Мы. 17,17)

Сам факт пребывания Спасителя между людьми требовал от Него поистине нечеловеческого терпения. Он стремился к крестным мукам, но не потому, что был мазохистом. Напомним, что речь идет о богочеловеке и для Него главной целью было исполнение своей миссии, принесение себя в жертву за грехи мира. Господь претерпел крестные муки за нас, но способны ли мы претерпеть за Него? Ведь от нас сегодняшних никто не требует взойти на крест, но зачастую мы не готовы претерпеть и малую толику того, что перенес Спаситель. 

Терпение и труд все перетрут

Эту поговорку каждый слышал с детства, да и смысл ее понятен всем. Каждый из нас сталкивался со сложностями в освоении какого-то навыка и неважно, будь то рисование или бальные танцы. Это только со стороны кажется, что картины выходят из-под пера художника по мановению волшебной палочки, а балерины взлетают над сценой так, как будто им это ничего не стоит, как будто у них за спиной есть невидимые крылья. Но только тот, кто освоил эту искусство, знает, сколько пуантов он стер до дыр и сколько трудов вложил в освоение какого-нибудь «па».

Священномученик Петр Дамаскин говорил:

«Во всяком искусстве и при всяком знании необходимо терпение. И справедливо, потому что без него не совершаются и самые внешние дела; но если бы какое-нибудь из них и совершилось, то нужно бывает терпение для того, чтобы совершившееся сохранилось. И просто сказать: всякое дело прежде, нежели совершится, с терпением совершается, и совершенное терпением сохраняется, и без него не может устоять, да и не получает конца. Если дело хорошее – терпение податель и хранитель его; если же худое – терпение подает (в нем) покой и великодушие и не попускает искушаемому томиться малодушием, обручением геенны». 

Почему-то никто из зрителей спектакля не рвется показывать актерам, как надо играть в этой сцене, и никто не учит строителей строить дом. Все понимают, что для этого необходимо обладать определенными знаниями и опытом. Причем мало понимать, как построить дом. Мало продумать и рассчитать проект. Необходимо учесть массу нюансов – климат в регионе, уровень залегания грунтовых вод, высоту знания, вид строительных материалов и др. То есть от создания проекта до его реализации проходит большое количество времени и не факт, что конечный результат будет таким, как задумано первоначально. А что же в духовной жизни?

Да сколько можно терпеть!?

Если говорить о терпении в контексте религиозной жизни, то выясняется, что его здесь требуются моря и океаны. Сегодня принято горячо обсуждать так называемый «провальный» религиозный опыт, а если разобраться, то все разочарования проистекают от отсутствия терпения. Вот приходит вроде человек в храм – душа потянула, а там злая бабка-«свечкодуйка», грубые и некультурные прихожане, да и священник, что греха таить, не святой, не дотягивает до той планки, того идеала, которым мы наделяем каждого священнослужителя. И начинает человек возмущаться и роптать, и перестает в храм ходить. «И то верно, зачем? Ведь можно помолиться и дома, где никто не мешает», – рассуждает он.

То же самое наблюдается и среди тех, кто взваливает на себя непосильную ношу, исполняет духовный подвиг, который ему не по плечу. Например, молится человек день и ночь, а духом не возносится, чудеса творить не начинает. Постится, а награды от Бога – никакой. «Ну и все, и надоело. И не буду я больше всеми этими глупостями заниматься». О посте, кстати, отдельный разговор. Да, святые отцы не советуют простым мирянам поститься по монашескому уставу, замахиваться на подвиг, который им не по силам, но зачастую просить у батюшки послабления приходят не немощные и недужные, а те, которые вполне способны его перенести. А ведь это тоже показатель отсутствия терпения

«Я знаю все!»

Сколько таких всезнаек в храмах встречается! Не счесть! И обо всем то они имеют понятие – и через какую руку свечку передавать, и сколько раз надо перекреститься перед храмовой иконой и какая «специализация» у каждого святого, в чем он может помочь. Зачастую «отходившие» в храм пару лет христиане считают себя чуть ли не богословами, считающими своим долгом поучать и наставлять новоначальных. Но чтобы по-настоящему понять, что такое духовная жизнь и в чем она на самом деле заключается, требуются годы, а то и десятилетия. А некоторым и этого мало. Даже всю жизнь проходив в храм, человек так и не познает Бога.

Почему так происходит? Потому что даже прочитав все Священное писание и толкование к нему, труды святых отцов типа Иоанна Лествичника и святителя Игнатия (Брянчанинова), человек никогда не сможет понять их правильно, пока не испытает то, что они чувствовали, на себе. Иначе они могут интерпретировать их слова по-своему, а то и вовсе перевернуть с ног на голову, что, собственно, и происходит с основателями еретических учений. Можно дословно цитировать «Добротолюбие» и «Лествицу», но так и не постигнуть святоотеческого учения, не понять, в чем истинный смысл духовной жизни

Как часто новоначальному кажется, что у него есть все, чтобы начать вести духовную жизнь. Есть желание, которое кажется ему самым главным. Но желание – это не значит понимание, как все должно происходить, чего ждет от человека Бог. Не секрет, что все мы имеем грехи и страсти. По сути, у всех нас они одинаковы, просто проявляются в разной степени. Одной из них является самомнение или гордыня, которая заставляет думать, что человек и без поучений все прекрасно понимает. Надо сказать, что это проявляется не только в духовной сфере. Мы лучше врачей знаем, как нас лечить и рассуждаем на эту тему без медицинского образования. Мы знаем, как играть в футбол, учить наших детей.

Мы все знаем лучше всех и больше всех. Ослепленные страстью гордыни, мы перестаем что-либо понимать здраво, потому что желание удовлетворить свою страсть мешает нам увидеть справедливость назидания, обличения или доброжелательного замечания. И тогда мы начинаем обвинять всех и вся в своих неудачах, а происходит это в том числе и потому, что нет у нас терпения. Мы не готовы учиться и расти, совершенствоваться в духовном делании. Мы хотим получить результат сейчас и сразу. Это сбивает нас с толку и с истинного пути, но не только это.

Ошибки и неизбежные падения

Как не все учащиеся рисовать становятся известными художниками, а не все занимающиеся балетом – балеринами, так не все приходящие к вере становятся монахами или хотя бы истинными христианами в миру. Даже познакомившись с теорией, изучив вся святоотеческое учение, человек не застрахован от ошибок. Приступая к исполнению заповедей, человек встречает неожиданные препятствия, которые чинят ему его же страсти и грехи. Хоть на йоту приблизиться к Богу нам не дает наше падшее немощное естество.

Это оно мешает молиться, все время отвлекая внимание на насущные проблемы и заботы. Это оно нашептывает во время поста, что кусочек мяса нам не повредит и даже будет полезным для здоровья. Это оно запрещает подавать милостыню просящим у храма, ведь этим бездельникам уже давно пора начать работать. Но не только наше естество оказывается нашим противником. Представители темных сил тоже не дремлют, воздвигая на нас брань. Вот и получается, что от правильного представления о добродетели до ее исполнения на деле – огромная пропасть, преодолеть которую можно только с помощью Божией. 

Терпение себя

Человек много говорит о том, сколько бед и несчастий ему приходится терпеть от других и мало задумывается над тем, как он, бедный, сам себя терпит. Мы очень мало внимания уделяем собственному самопознанию, практически не задумываясь над тем, а что же такое «Я» на самом деле? Что я вообще собой представляю? Так ли я хорош на самом деле? И где начинаюсь я, а где мои грехи и страсти, под которыми мое «Я» скрылось, как под слоем пепла или шелухи. Всякому человеку необходимо разобраться, что является частью его личности, а что грехом, который на ней паразитирует.

Как правило, для этого тоже не хватает терпения, потому как если бы хватило, то человек не оправдывался бы «сложностью своего характера» или наследственностью, переданной от родителей, а начал бы потихоньку от порочной шелухи избавляться. А там глядишь, и пришел бы к Богу по-настоящему. Терпение рождает смирение и чем больше человек терпит, тем больше понимает, что не так уж он идеален, чтобы под него подгоняли церковные правила. А если он думает, что они ему не подходят, то это не от того, что они плохие, а потому что у него нет терпения научиться им соответствовать.

И вот тут мы подходим к высшей степени аскетики – терпению себя. Конечно, тут речь идет не о расслабленном попустительстве и снисхождении к своим недостаткам типа «ну вот такой я, что ж тут поделать». По-настоящему терпит себя только тот, кто понимает, каким должен быть идущий путем спасения, и осознает, что он до этой планки не дотягивает. А недотягивая, не пытается допрыгнуть, подставить подставку или дотянуться какими-либо другими ухищрениями. Все это не про терпение. А терпение – это признание своей немощи. Констатация факта, что ты мало на что способен. То есть надо признать свое несовершенство и терпеть. Как терпел и продолжает терпеть нас Господь.

Нередко бывает так, что человек приходит в храм, узнает принципы Евангельского учения и создает на их основе образ идеального христианина. Пытаясь соответствовать этому образу, он впадает в разные нехорошие состояния, когда терпит неудачу. А все потому, что надеется на самого себя, не отдает себя целиком и полностью в руки Божьи. Для этого он слишком горд и самонадеян. Но в этом и заключается главный смысл терпения, чтобы посмотреть на себя глазами Господа и задуматься: «Чего Он от меня ждет? Каким Он меня создал? Для чего? Как я могу этому соответствовать и как мне суметь положиться на Его волю?»

Но сказано в Писании:

«Мом мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь… пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» (Ис. 55, 8–9). 

Мы Божьего промысла о себе не знаем. Что уготовал нам Господь, не догадываемся. Нам остается только одно – просить у Господа, чтобы Он вел нас тем путем, который Он для нас предусмотрел. Не просить своего, не требовать, не пытаться заключить сделку: я тебе свечку и записку, а ты мне – земные блага. Нам нужно всего лишь навсего Ему поверить, обратиться к Нему, довериться, что Он даст все то, что нам необходимо и пойдет нам на пользу. Такое понимание автоматически нивелирует гордыню. Если можно так выразиться «состригает ее под ноль».

Человек понимает, что гордиться ему нечем. Что цена ему как христианину ноль. Можно одну за одной перебрать все качества своей натуры, все свойства своей души и увидеть, что куда не плюнь, кругом одни грешки и грехи, страсти, за которые мы держимся для собственного удобства и комфорта. Но здесь существует опасность впасть в уныние и отчаяние, а ведь они, как известно, тоже относятся к грехам. Унывать ни в коем случае нельзя, а побороть это грех снова поможет упование на Бога. Главное – делать свое дело, а уж Он то наверняка все управит, как надо. Настоящее терпение себя – это когда человек понимает, что Господь его любит любого, со всеми его недостатками и ведет ко спасению – когда нужно и как нужно. 

Священномученик Петр Дамаскин сказал:

«Бог близок к тем, которые желают ради Его терпеть искушение и не хотят оставить добродетель по нерадению из-за скорби, но предпочитают закон Божий, и в терпении того, что их постигает, увеселяются надеждою спасения». 

То есть без терпения нет спасения и здесь все мы находимся в равных условиях. Да, таланты у нас у всех разные. Кто-то больше склонен к пению, а кому-то хорошо даются технические науки. При этом невозможно научить человека петь, если у него нет ни слуха, ни голоса, как невозможно «технарю» добиться успехов в филологии. Но когда речь идет о спасении, то тут мы все равны. Нельзя сказать, что одни из нас больше способны к спасению, а другие – меньше. Мы все стартуем с одинакового старта и только от нас зависит, захотим ли мы молниеносно прийти к финишу, или сначала преодолеем все препятствия, встающие у нас на пути? Кто-то скажет, что главное – результат и победителей не судят, но в духовном преуспеянии и сам процесс может стать результатом. Помогай нам в этом Господь!

Комментарии
Как работает сервис
Как подать записку?
Благодарственный молебен
Как заказать благодарственный молебен?
ПОДПИСКА НА ПОЧТОВУЮ РАССЫЛКУ

Информационно-познавательные письма о вопросах веры, мировоззрения, актуальных проблемах современности и церковных событиях.